Статьи

28.08.2008

КР №77 "Александр Турлов: взгляд издалека"

Одно дело - отвлеченно рассуждать о плюсах и минусах отъезда за границу российских тружеников рынка информационных технологий и совсем другое - провожать в дальнюю дорогу человека, с которым тысячу лет знаком и, как говорится, прошел "огонь, воду и медные трубы". Стоит ли удивляться, что известие об отъезде в Канаду Александра Турлова, одного из старожилов саратовской IТ-тусовки, было воспринято с легкой грустью очень многими.

Сегодня у него почти двухгодовой опыт "выживания" на чужбине. И когда Александр ненадолго приехал в Саратов, мы не могли упустить случая с ним пообщаться.

Визитная карточка

Александр Павлович Турлов родился и вырос в Саратове. В 1989 году закончил физический факультет СГУ, кафедра электроники СВЧ. Работал научным сотрудником и преподавателем на кафедре электроники СГУ, одновременно преподавал в Саратовском колледже прикладных наук.

С 1993 по 1995 годы - работа в компьютерной фирме "Ориент".

Один из "отцов основателей" компании "Трайтек". С момента основания компании в 1995 году до отъезда в Канаду в 2003 году - коммерческий директор.

КР. Александр, Ваш статус в Саратове был хорошо известен. Расскажите, чем занимаетесь теперь?

А.Т. Работаю в компании Avanade Inc. (www.avanade.com), которая является совместным предприятием компаний Accenture (www.accenture.com) и Microsoft (www.microsoft.com). Головной офис компании располагается в городе Сиэттл, США, а центральный канадский офис - в городе Торонто. Моя должность называется "консультант по разработке программного обеспечения", а фактически она подразумевает способность решать задачи любого уровня. Если перед тобой ставят задачу построить какую-то систему и для этого надо написать программу - ты ее пишешь. Если для этого надо настроить готовую систему - настраиваешь. Если надо разработать систему "с нуля" - ничего не остается, как разрабатывать. Большинство решений разрабатывается на платформе Microsoft.

КР. Accenture ведет совместные проекты с другими разработчиками ПО?

А.Т. Мне известен только один такой проект - с Microsoft. Но у компании есть дочерние предприятия по различным направлениям во всем мире, а ряд обязательных, но совершенно не профильных функций она передает в аутсорсинг.

В частности, у Accenture есть дочернее предприятие - очень большой сервис-центр. Он обслуживает предприятия жилищно-бытовой, коммунальной сферы - делает все то, что входит в широкое понятие "сервис". Когда у клиента, например, газовой компании возникает вопрос или проблема, он набирает номер сервис-центра газовой компании и сразу попадает в сервис-центр Accenture. Но клиент об этом не подозревает: работники центра решают вопрос так, как будто являются частью газовой компании. Естественно, чтобы система четко работала и не давала сбоев, нужно обрабатывать весь документооборот: миллионы звонков в день по самым разным вопросам. Компьютерная система, которая решает задачи документооборота, позволяет объединить совершенно разные организации и сделать незаметной границы между ними. Я принимал участие в разработке этой системы.

КР. У IT-рынков Канады и России есть что-то общее?

А.Т. Эти рынки очень трудно сравнивать. Нужны какие-то общие критерии, а их нет, поскольку рынки абсолютно разные. Недавно я обсуждал с местными специалистами возможность сотрудничества в разработке программного обеспечения для саратовских компаний. Здесь заказчик хочет заплатить за разработку системы, которая должна решать его бизнес-задачи, в лучшем случае 10% от ее реальной стоимости. Почему? Потому что всегда найдется кто-то, кто пообещает выполнить поставленную задачу за выделенные деньги. При этом риски неудачного результата возрастают многократно, но по российской традиции их никто не учитывает. Очевидно, что в результате такого подхода заказчик не может получить продукт нужного качества. Основная беда российского рынка в том, что люди, которые принимают решения о финансировании IT-проектов, не до конца понимают, сколько это должно стоить. В итоге получается результат, о котором я уже сказал.

КР. Может быть, все объясняется тем, что сегодня в России нет необходимости в построении дорогостоящих систем?

А.Т. Потребность есть, она была всегда. Я встречался с одним из своих коллег здесь, в России, он решает задачу построения системы взаимодействия крупной компании, которая имеет свои филиалы по всей территории России от Хабаровска до Калининграда. Основная задача системы - обмен информацией в реальном времени между представительствами, складами, клиентами, поставщиками и т. д. Это совершенно классическая задача, она существует во всем мире: в Хабаровске, Саратове, Торонто, в Центральной Африке, Северном Египте или ЮАР. Вопрос лишь в том, как оценить понятие "дорого". Очевидно, что стоимость системы надо оценивать с точки зрения затрат бизнеса на обработку информации, а вот это и есть самое трудное. Поэтому в большинстве случаев в России практикуется "абсолютная" оценка, то есть, например, цена информационной системы сравнивается с заработной платой сотрудника или ценой автомобиля, что, согласитесь, некорректно.

Хотя я считаю, что российский рынок IT интереснее любого другого. На Западе в свое время были вложены громадные инвестиции в различные технологии, многие из них на сегодняшний день устарели, но инвесторы хотят максимально окупить свои затраты. Поэтому на Западе гораздо сложнее убедить менеджмент компаний в том, что надо тратить деньги на модернизацию информационных систем. У них нет необходимости срочно строить системы управления - они уже есть и прекрасно работают. В России системы управления находятся в зачаточном состоянии, иногда их просто нет - но, с другой стороны, нет и этих "цепей", нет необходимости ждать, когда уже построенные системы окупят себя. Россия - это безинерционный рынок, на нем можно внедрять самые современные технологии в любой момент времени и начинать при этом "с нуля".

К тому же цена разработки ПО в Канаде будет совсем иной, чем в России. Основные затраты - это заработная плата программистов. На североамериканском континенте она на порядок или два выше, чем в России. Потому так активно развивается оффшорное программирование, в том числе и в России.

КР. Но ведь развитие информационных технологий столь стремительно, что построенные сегодня информационные системы через 2 года станут древними...

А.Т. Естественно, ведь ученые работают непрерывно, в той же компании Microsoft. Но бизнесу надо получать выгоду от применения систем управления уже сегодня. Любой менеджер в любой западной компании скажет: "Понятно, что если мы подождем полгода, мы получим новую версию ПО, но работать надо прямо сейчас". Яркий пример - ситуация с технологией Microsoft .NET (дот нет). Вторая версия этой платформы очень сильно отличается от первой, используемой сейчас. Программисты, которые хоть чуть-чуть познакомились с новой версией, уже не хотят больше работать на старой. Они просят заказчиков: давайте подождем - осталось совсем немного времени, и затем сразу все сделаем на новой платформе и намного быстрее. Представители компаний отвечают: мы не можем ждать, нам нужно работать сегодня, сейчас.

Несмотря на бурное развитие информационных технологий, период обновления платформ за эти годы не изменился. Возникает парадокс: с одной стороны, появляются новые технологии, которые позволяют ускорить создание новых продуктов, но новые продукты становятся сложнее, и даже с новыми технологиями создать их быстрее, чем создавали до этого, не получается. Я думаю, через какое-то время "гонка платформ" и технологий сильно замедлится: уровень сложности повышается, и люди просто не успевают их осваивать.

КР. Появилось большое количество статей о том, что в скором времени профессия программиста отомрет за ненадобностью: компьютеры сами для себя будут писать программы... На Ваш взгляд, насколько это утопично?

А.Т. Я думаю, это из серии - кто-то что-то услышал, но не совсем понял, о чем идет речь. Технология так называемых "фабрик разработки программного обеспечения" (software factory), действительно есть, и Microsoft очень активно над этим работает. Но это не полностью автоматическая технология, а опять инструмент для разработчиков, только более высокого уровня. Элементы таких технологий используются уже довольно давно, например, широко известные и популярные шаблонные генераторы кода. Но поверьте мне, с момента появления таких технологий количество специалистов не только не уменьшилось, а наоборот - выросло.

КР. Microsoft предлагает готовые решения, ЕРАМ пишет "с нуля". Что предпочтительнее?

А.Т. Писать ПО под конкретного заказчика - хорошая идея. Большинство западных компаний любят, когда им пишут ПО "с нуля", потому что "сделано на заказ" для них обозначает марку, высшее качество. Как костюм по фигуре от кутюрье. Но в большинстве случаев есть смысл ограничивать количество "заказного" ПО списком специальных задач, а задачи общего назначения решать с помощью готовых продуктов того же Microsoft. Такой подход носит название "интеграция приложений" (application integration) и весьма популярен на Западе. Это как дом: в нем есть лестница, окна, двери, люди в нем живут и работают, но в один прекрасный момент возникает необходимость пристроить еще один подъезд рядом, а над основным зданием надстроить еще пять этажей. Сам по себе проект дома не предполагал ничего подобного, но не строить же дом заново!

КР. Вы говорите о бизнесе на Западе. А для Саратова это может быть актуально?

А.Т. Для нашего региона это вполне может быть основным подходом, потому что у нас не всегда есть сам "дом". Фирма "1С" совершила подвиг, создав и распространив свои продукты на российском рынке, грамотно используя громадный спрос на подобные решения. Они создали все "с нуля", а потом растиражировали, насколько это возможно. Но как только перешагиваешь границу России, никто уже не знает продукты "1С". На мой взгляд, на безинерционном, открытом рынке России можно делать все что угодно. Надо лишь учитывать, что есть большие компании, подобные Газпрому, у которых управление бизнес-процессами построено десятки лет назад, и менять в корне всю систему просто нерационально. А вот для малого и среднего бизнеса, который растет быстрее всего во всем мире, в том числе в России, построение "с нуля" вполне актуально.

Продуктов, которые есть в России, но неинтересны на Западе, много. Приведу в пример систему, которая была разработана в компании "Трайтек" - система учета энергопотребления - она оказалась очень востребованной здесь. Но такая система не нужна в Канаде, потому что там учет уже прекрасно налажен, и нет никакой необходимости "изобретать велосипед".

КР. Чувствуется, что время работы в Канаде не прошло для Вас зря. Было бы интересно услышать о каких-нибудь интересных проектах, в которых удалось поучаствовать...

А.Т. Самыми впечатляющими были проекты по эффективной организации бизнес-процессов. Одна из последних работ - построение внешнего программного интерфейса в системе "Канадапост" - национальной почтовой службы Канады. Это чисто коммерческое предприятие, поэтому национальный проект решали не "всей страной", а группой из 15 человек, в которую входил и я. За небольшие, в общем-то, деньги и всего за несколько месяцев была построена система, решающая поставленные задачи как раз на основе подхода EAI (enterprise application integration). Были использованы готовые продукты, которые дорабатывались путем "заказного" программирования дополнительных модулей.

КР. По родине не скучаете?

А.Т. Конечно, скучаю. Но понимаю, что такой шанс, какой выпал мне, бывает один раз в жизни, и не у каждого. Сегодня мой дом, моя семья, моя работа - в Канаде. Что будет дальше - время покажет.

Беседовал Денис ЛАБУНСКИЙ

опубликовано в IT-издании "Компьютерные решения" №77


Вернуться в список новостей